June 17th, 2009

Рыдал

Вчера собирал сыну литературу на лето. Добрался до Аверченко. Когда то давно прочитал у него пару рассказов. Не зацепило. Осталось ощущение что он сатирик промежуточного этапа между Чеховым и Зощенко. Однако я ошибся. Первый же рассказ, прочитаный на либ.ру вверг меня в состояние тотальной гроги. Собирался по кускам. Вот оказывается откуда ведет свою родословную знаменитый грузинский анекдот - "Малчык, ти сам выноват".

    Два преступления господина Вопягина

- Господин Вопягин! Вы обвиняетесь в том, что семнадцатого июня сего года, спрятавшись в кустах, подсматривали за купающимися женщинами... Признаете себя виновным? Господин Вопягин усмехнулся чуть заметно в свои великолепные, пушистые усы и, сделав откровенное, простодушное лицо, сказал со вздохом: - Что ж делать... признаю! Но только у меня есть смягчающие вину обстоятельства... - Ага... Так-с. Расскажите, как было дело? - Семнадцатого июня я вышел из дому с ружьем рано утром и, бесплодно прошатавшись до самого обеда, вышел к реке. Чувствуя усталость, я выбрал теневое местечко, сел, вынул из сумки ветчину и коньяк и стал закусывать... Нечаянно оборачиваюсь лицом к воде - глядь, а там, на другом берегу, три каких-то женщины купаются. От нечего делать (завтракая в то же время - заметьте это г. судья!) я стал смотреть на них. - То, что вы в то же время завтракали, не искупает вашей вины!.. А скажите... эти женщины были, по крайней мере, в купальных костюмах? - Одна. А две так. Я, собственно, господин судья, смотрел на одну - именно на ту, что была в костюме. Может быть, это и смягчит мою вину. Но она была так прелестна, что от нее нельзя было оторвать глаз... Господин Вопягин оживился, зажестикулировал. - Представьте себе: молодая женщина лет двадцати четырех, блондинка с белой, как молоко, кожей, высокая, с изумительной талией, несмотря на то что ведь она была без корсета!.. Купальный костюм очень рельефно подчеркивал ее гибкий стан, мягкую округлость бедер и своим темным цветом еще лучше выделял белизну прекрасных полных ножек, с розовыми, как лепестки розы, коленями и восхитительные ямоч... Судья закашлялся и смущенно возразил: - Что это вы такое рассказываете... мне, право, странно... Лицо господина Вопягина сияло одушевлением. - Руки у нее были круглые, гибкие - настоящие две белоснежных змеи, а грудь, стесненную материей купального костюма, ну... грудь эту некоторые нашли бы, может быть, несколько большей, чем требуется изяществом женщины, но, уверяю вас, она была такой прекрасной, безукоризненной формы... Судья слушал, полузакрыв глаза, потом очнулся, сделал нетерпеливое движение головой, нахмурился и сказал: - Однако там ведь были дамы и... без костюмов? - Две, г. судья! Одна смуглая брюнетка, небольшая, худенькая, хотя и стройная, но - не то! Решительно не то... А другая - прехорошенькая девушка лет восемнадцати... - Ага! - сурово сказал судья, наклоняясь вперед. - Вот видите! Что вы скажете нам о ней?.. Из чего вы заключили, что она девушка и именно указанного возраста? - Юные формы ее, г. судья, еще не достигли полного развития. Грудь ее была девственно-мала, бедра не так широки, как у блондинки, руки худощавы, а смех, когда она засмеялась, звучал так невинно, молодо и безгрешно... В камере послышалось хихиканье публики. - Замолчите, г. Вопягин! - закричал судья. - Что вы мне такое рассказываете! Судье вовсе не нужно знать этого... Впрочем, ваше откровенное сознание и непреднамеренность преступления спасают вас от заслуженного штрафа. Ступайте! Вопягин повернулся и пошел к дверям. - Еще один вопрос, - остановил его судья, что-то записывая. - Где находится это... место? - В двух верстах от Сутугинских дач, у рощи. Вы перейдете мост, г. судья, пройдете мимо поваленного дерева, от которого идет маленькая тропинка к берегу, а на берегу высокие, удобные кусты... - Почему - удобные? - нервно сказал судья. - Что значит - удобные? Вопягин подмигнул судье, вежливо раскланялся и, элегантно раскачиваясь на ходу, исчез.
 
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.

Blue Mood

Несколько лет назад очень захотелось прочитать стихи женщине, которую... которой хотел прочитать стихи . Вот такое редкое по своей извращенности желание возникло. Свои сочинять не хотелось. А приличной лирики как ни странно найти сразу не смог. Выяснилась странная штука - или стихи давно зажеваны по самые помидоры или сутью данного стихотворения является не обращение к даме с воспеванием ее достоинств, а желание поделиться с нею своими проблемами (переживаниями). После трех дней непрерывного серфинга по волнам интернета понял, что все стихоплеты - суть редкие эгоцентристы и не о женщинах пишут, а о своих переживаниях когда их указанные дамы бросили. В итоге пошел по книжным магазинам. В одном из них натолкнулся на талмуд содержащий разнго рода синонимы для стихосложения. Подумал - не купить бы - но цена в районе тысячи рублей остановила. В итоге решил чисто для себя почитать одно из своих любимых стихотворений - Киплинг "Пушистый шмель и тд.". Не секрет, что стихотворение это намного выразительнее, чем михалковская цыганщина по его мотивам. И пробирает до костей. Но все таки это не для дам. И когда забрался в библиотеку Мошкова в поисках оного шедевра нарвался еще на одно стихотворение того же автора, идеолога расизма, выродка "Большой Игры" и проч. и проч.. Стихотворение называлось "Серые глаза"

Серые глаза - рассвет,
Пароходная сирена,
Дождь, разлука, серый след
За винтом бегущей пены.

Черные глаза - жара,
В море сонных звезд скольженье
И у борта до утра
Поцелуев отраженье.

Синие глаза - луна,
Вальса белое молчанье,
Ежедневная стена
Неизбежного прощанья.

Карие глаза - песок,
Осень, волчья степь, охота,
Скачка, вся на волосок
От паденья и полета.

Нет, я не судья для них,
Просто без суждений вздорных
Я четырежды должник
Синих, серых, карих, черных.

Как четыре стороны
Одного того же света,
Я люблю - в том нет вины -
Все четыре этих цвета.
Перевод К. Симонова

И вот это оказалось в кон ! Зачем я его постил в ЖЖ ? Да просто сегодня мне по делам надо встретиться с той женщиной, вот и нахлынула Blue Mood.







Неаполь - 58.

Ну а Неаполе все было по прежнему. Теже шутливо-задумчиво-печально-лирические песни. Мир шел вперед, а тут правила бал зеленая тоска. Я не беру на себя роль судьи, но согласитесь, если музыкальный стиль, будучи создан где то в самом конце двадцатых на протяжении тридцати лет не выражает никакого тренда к развитию (не к изменению, а к развитию) - такой стиль рано или поздно станет анахронизмом. Североитальянская песня тоже могла подвергнуться такой же опасности, но ее спас сырой чувственный голос Доменико Модуньо (а где то в ночных клубах уже зажигал Адриано Челентано !). Короче - победителем стали "инженер" Ауреллио Феррейро и Нунцио Галла с песней "Фуриа". Клип не имеет никакого отношения к авторам. Просто красивый женский голос. Версию Виллы вставлять не стал. Надоел он мне хуже горькой редьки. У него еще будут мега-хиты, но потом.



Collapse )