May 1st, 2017

Двойная трагедия Колпашевского яра, как моральный облик строителей коммунизма

Оригинал взят у antisovetsky в Двойная трагедия Колпашевского яра, как моральный облик строителей коммунизма

Городок Колпашево (по последней переписи чуть больше 20 000 человек) стоит на высоком берегу Оби. Река там делает поворот, и каждый год «съедает» несколько метров высокого песчаного обрыва, подбираясь все ближе к крайним домам по улицам Ленина и Дзержинского. Город функционировал как ссыльная тюрьма ещё в досоветский период. В 1937 году здесь разместилась тюрьма НКВД и Колпашево стал центром огромного Нарымского края. Из архивных данных известно, что в период Большого террора (1937-38 гг.) на специально отведенном участке во дворе тюрьмы вырыли ямы с ведущими к ним помостами. Здесь приводили в исполнение смертные приговоры и хоронили расстрелянных.



Берег реки Обь в мае 1979 года после размыва захоронения. Фото очевидца из архива семьи Гомелля. Единственная доступная фотография события


В 1979 году – аккурат под Первомай, 30 апреля – в воду сползли очередные два метра песчаного откоса. И из вертикальной стенки показались руки, ноги, головы захороненных там людей. Обнажился многометровый могильник, в котором люди были уложены плотным штабелем, слоями. В верхнем слое тела полностью истлели, а в нижних – очень хорошо сохранились, мумифицировались в чистом песке. Говорят, что можно было легко разглядеть одежду, а в ряде случаев даже различить лица, вполне узнаваемые. Там были мужчины и женщины разных возрастов, были и дети. Все в штатском.

Collapse )
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.

День в истории автоспорта. 1 мая 1994 года



В 90е я был чудовищным фанатом автоспорта. Смотрел всё. Апофеоз - полный просмотр Ле-Мана 1999 года. От начала до конца, отрываясь только на туалет. Слава Богу, жена с 4-летним сыном на даче были. Началось увлечение еще с середины 80-х, с чтения подробных репортажей с гонок чемпионата Формулы-1, печатавшихся в "Советском Спорте".

Сейчас, спустя 20 с лишним лет полагаю, что это была одержимость. К чемпионату Формулы-1 1994 года я подготовился основательно. Ранней весной купил в Москве в почтовом киоске роскошный журнал, целиком посвященный грядущему чемпионату и вызубрил назубок биографии всех действующих и даже перспективных пилотов. Все эксперты сходились на мнении, что грядущий чемпионат должен стать триумфальным для Айртона Сенны, проигравшего в результате острейшей борьбы первенство 1993 года Алену Просту и, в отсутствии главных (как тогда казалось) конкурентов - Проста и Найджела Мэнселла, Сенна просто обязательно должен был стать чемпионом. Однако, с самого начала как то пошло не так и вперед вырвался молодой и перспективный Михаэль Шумахер, а Сенна провалил первые две гонки.



Этап в Имоле - "Гран-При Сан-Марино" начался совершенно неожиданно трагически. Погиб на тренировке австрийский гонщик Ратценбергер. Эта трагедия стала первой в Формуле-1 за 8 лет.

1 мая 1994 года мы с молодой и, к тому же, беременной женой планировали навестить моих родителей, но прежде зашли к ее подруге. Обратно шли пешком. Идти там минут 20-25. День был точно такой же как сегодня - жаркий. Врезалось в память даже то, как мы были одеты. Я в костюме, жена тоже в чем то строгом. Она была еще на ранних сроках,  так что могла носить любую одежду. Я дергался. Мы задержались у подруги и не успевали на начало гонки. По моим прикидкам, мы должны были прийти к родителям где то кругов за 15 до конца.

И вот приходим. Дом полон гостей. Батя, зная мое увлечение, отнес второй телевизор (черно-белый) в спальню и туда же протянул антенну (кабельного телевидения у нас в доме еще не было. Его провели где то через пару лет). На ходу сказал - "гонку отложили, кто то разбился" и ушел к гостям. Включаю телек, а там как раз повторяют видео с последними секундами жизни Сенны. Шок... Среди гостей также оказались любители гонок и они уговорили папу включить нормальный телевизор. Там мы и посмотрели почти всю гонку, увидев всё, включая фантастическое второе место Ларинин и ухмылку Шумахера на подиуме, которую ему фанаты автогонок еще долго не могли простить.