?

Log in

No account? Create an account

sedov_05


Single Notas

"Знаете почему мне нравится эта работа ? ... Бодрит !" ("Тень").


Previous Entry Share Next Entry
А мне Пихлер всегда нравился
sedov_05
ddc7634c-6e34-409c-a722-03485548f1fb

Бывший тренер женской сборной России по биатлону Вольфганг Пихлер, работающий с командой Швеции и лишённый олимпийской аккредитации на Игры в Пхенчхане, высказал возмущение сложившейся ситуацией и сказал, что его мнение никто не спрашивал.

– Предполагали, что вас могут не пустить на Олимпиаду?

– Я ожидал нечто подобное. Но делать прогнозы в такой ситуации было бессмысленно. То, что я не смогу поехать на Олимпийские игры в Корее – не такая большая проблема для меня: я бывал уже на шести Олимпиадах. Но, конечно, для спортсменов и российских тренеров это очень обидная и неприятная ситуация. Считаю, что это неправильно.


– В каком суде можно оспорить решение МОК?

– Я думаю, что лично у меня просто нет шансов в борьбе с МОК. Проблема в том, что я не отстранён от работы, а только лишь не получу олимпийскую аккредитацию. Правом на выдачу аккредитаций обладает МОК.

– Готовы обратиться в гражданский суд?

– Это продлится так долго, что Олимпиада к тому времени пройдёт. В этом и заключается суть всей ситуации. А мне просто обидно, что всё так сложилось. По сути, мне не остаётся ничего другого, как принять ее и смириться. Конечно, я очень разочарован таким решением: его нельзя назвать демократичным. То же самое мы видим по отношению к российским спортсменам и тренерам, которые сейчас временно отстранены.

– Как отреагировали на ситуацию шведские спортсмены и руководители шведской федерации биатлона?

– Все мне верят. Все, с кем мы вместе работали, прекрасно знают, что я всегда был против любого допинга. Поэтому мне нечего бояться, и я спокойно рассказываю правду о том, как я работал с российской командой, как мы тренировались и старались добиться максимально возможных результатов нормальными спортивными методами без какого-либо допинга. То, что говорят у нас за спиной – это большая игра, которая развернулась в России, где уже никто толком не знает, во что верить. Я же со своей стороны и со стороны моей команды готов сказать, что мы хорошо и честно работали.

– Предложили ли вам помощь в федерации?

– Хочу вам сразу сказать, что никакой борьбы между шведским олимпийским комитетом и МОК нет. Также, как и нет никакой борьбы Пихлера против МОК. Я продолжаю тренировать шведскую команду в обычном порядке: федерация, спортсмены и шведский олимпийский комитет доверяют мне. С тем, что я не поеду на Олимпиаду, мы ничего поделать не можем. В суде у нас нет шансов. Ситуация отличается от той, которую я ожидал: думал, что меня отстранят от работы. Но ничего такого не случилось, мне просто не дают аккредитацию на поездку на Олимпиаду. А это большая разница.

– В чём причина такого решения?

– На данный момент я не обладаю никакой информацией.

– Насколько хорошо вы осведомлены о том, что происходит на слушаниях в МОК? Присутствовали ли сами, слушали записи, чьи-то рассказы, или просто читали новости?

– Я не знаю совершенно ничего. В этом и проблема. Я считаю, что такой ход событий противоречит демократии и является неподобающим. Но я могу сказать только одно: мы со всей российской командой всегда работали честно. Я также думаю, что далеко не всё, что сказал Родченков – правда. В этом вопросе я скептичен. На мой взгляд только 50 процентов его слов правдивы, а вторая половина – ложь. Но это лично моё мнение. А Родченков – преступник, в то время, как весь мир верит каждому его слову. Я не верю тому, что он сказал.

– Какое из обвинений звучит для вас наиболее фальшиво?

– Например, ситуация с Ольгой Зайцевой. Родченков заявил, что Зайцева в течение всего времени использовала ЭПО. При этом до прошлого года Ольга жила в Европе: в Бельгии, в Швейцарии, и она постоянно проходила контроль ВАДА. За то время никто ни разу ничего не нашёл и не выявил никаких даже мелких нарушений с её стороны. О допинге Зайцевой заявляет только Родченков. Я в это не верю! Ольга всё время была под контролем. Как же в таком случае ВАДА ничего за столько лет не нашло? Или оно допустило какие-то ошибки? У ВАДА было достаточно времени на проверку, но всё было в полном порядке. И когда Родченков говорит, будто Ольга всё время принимала допинг, я считаю, что он лжёт.

– А кроме Зайцевой?

– Я не знаю, что ещё случилось в Сочи. И этого не знает никто. Только российское правительство, которое предпочитает молчать, оставляя нас в этой ситуации без поддержки. Вероятно, они боятся, что их в итоге заставят за всё отвечать. Но проблема, опять же, в том, что никто не говорит правды, что на самом деле произошло и кто за всем этим стоит. Если же кто-то захочет рассказать о случившемся, то многие спортсмены, как и тренеры, будут находиться под защитой, и разговоры ни к чему не приведут.

– Виновные в предолимпийской дисквалификации Юрьевой и Старых до сих пор не названы. Что об этом думаете?

– Это уже совершенно другая история: там был допинг, который был найден в тестах спортсменок. В той ситуации, я считаю, действительно имело место применение запрещенных препаратов. И если бы Зайцева тогда входила в число подозреваемых, её бы тоже поймали. Если бы слова Родченкова были правдой, то за столько лет, что Зайцева прожила в Европе, её бы давно уже вычислили. Поэтому надо хорошо думать, ведь в этой истории так много пробелов. Информации нет, и многие верят словам Родченкова, а сколько правды в них – неизвестно.

– Вы говорили с Зайцевой лично?

– Мы с Ольгой постоянно находимся в контакте. Я верю Ольге, честно вам говорю.

– Вы по-прежнему уверены в чистоте всей женской российской команды в Сочи даже после всех наложенных санкций?

– Я могу сказать только о тех спортсменках, с которыми я работал: я верю Яне Романовой, Ольге Зайцевой, Екатерине Глазыриной и Екатерине Шумиловой. Мы с ними много и интенсивно тренировались. А остальное похоже на большую игру, где никто не знает, что произошло, и, возможно, сами спортсмены тоже ничего не знают. Правительство не раскрывает правду и вообще ничего не говорит. Допустим, я могу себе представить, что с пробами были проведены какие-то махинации, но, совершенно очевидно, что сами спортсмены не могли бы всё это сделать сами. И вопрос, кто и что сделал с ними, остаётся открытым. Отсюда и начинаются всякого рода спекуляции, как в ситуации с обвинениями в сторону Зайцевой.

– Почему из вашей команды в январе 2014 внезапно убрали Глазырину?

– Это совсем другая история. До этого у Глазыриной была небольшая травма, а в январе выпало очень много снега, и мы вместе с тренерским составом решили, что Шумилова при таких кондициях трассы будет смотреться на дистанции сильнее. Так что в этой ситуации я не вижу никаких намёков на допинговую историю.

– Учитывая всё происходящее, не жалеете, что согласились работать со сборной России?

– Нет, я ни дня не жалею о том, что работал с российской командой. Это было хорошее время. У нас была прекрасная атмосфера и дружная команда.

– Если получить аккредитацию на Олимпиаду вам всё-таки не удастся, поедете ли вы в Пхенчхан в качестве болельщика?

– Нет, я никуда не поеду. Я остаюсь дома.

– Насколько эта ситуация усложнила задачи ваших нынешних подопечных?

– Никаких проблем в шведской команде нет. Я полностью выстроил план и всё контролирую. Со спортсменами мы будем общаться через Skype. К тому же у меня есть три ассистента, которые помогают отслеживать повседневные моменты и находиться в постоянном контакте с командой. Сейчас я организую предолимпийский тренировочный сбор, который пройдёт в Эстерсунде, и прописываю для спортсменов планы. Работа идёт в нормальном режиме.

– От кого в сборной Швеции мы может ждать прорыва на Олимпийских играх?

– Сложно так сказать, но я думаю, что у нас есть шанс увидеть хорошее выступление Фредрика Линдстрёма. Не забывайте: я – главный тренер шведской сборной, так что работаю и с мужской, и с женской командами, и думаю, что у нас есть шансы в эстафетах. Я доволен всей мужской сборной, а у женщин выделил бы Анну Эберг. Надеюсь, что спортсмены подойдут к Олимпиаде в оптимальной форме, тогда мы посмотрим, что они сумеют показать. Нашей целью является олимпийская медаль, и мы приложим все усилия, чтобы достичь такого результата.

– Что Вы думаете о нынешней женской команде России? Есть ли у неё шансы на медали?

– Шансы есть всегда. Команда сейчас находится весьма в неплохом состоянии, несмотря на то, что о ней пишут. Юрлова в хорошей форме, посмотрим, что она сможет показать в Корее. Вопрос ещё, кстати, в том, кто из российских тренеров сможет поехать с командой в Пхенчхан. А это дополнительная проблема для сборной.

– Кстати, в команду вернулся Владимир Королькевич. Общаетесь с ним на этапах?

– Нет, мы не поддерживаем контакт.

– Вы сейчас ощущаете на себе давление из-за происходящего?

– Совершенно нет. Я разочарован решением МОК, но это моя личная ситуация. Всё очень запутано, но с точки зрения демократии, я представляю, что мне хотя бы должны были задать какие-то вопросы, поговорить со мной.

– А почему вы сами не свяжитесь с МОК, чтобы прояснить ситуацию?

– И чей номер мне набирать? Я что, должен Томасу Баху позвонить? Это всё не так просто. К тому же прошёл всего один день, мне нужно подождать и посмотреть, что будет дальше. Когда человек обращается в суд, разбирательства идут годы. Но я больше всего надеюсь, что история однажды прояснится и спортсмены будут оправданы.

– Есть ли шанс, что с российских спортсменов снимут все обвинения?

– Я думаю, что у них есть шанс выиграть дело. Надеюсь, что Михаил Прохоров поддержит спортсменов. Я считаю, что они были отстранены несправедливо. Мои биатлонисты выступили в Сочи не очень успешно: не всё получалось по трассе, скорости были невысокими. Всё это прекрасно видно, если посмотреть на статистику. Например, Романова стреляла дважды «на ноль», и заняла 19-е место в спринте: хреновый был бы допинг с таким темпом! В общем, вы понимаете: о каком допинге может идти речь, когда показанные результаты спортсменов были на тот момент пределом их скоростной мощности?

Источник

Что сказать после чтения этого интеврью ? То, что Пихлер - мужик и куда больший патриот России, чем эти терпилы и американо-израильские агенты влияния (оценочное суждение) из Кремля, которые искренне верят, что вынося мозги своему податному населению, могут изменить объективную реальность. Не могут.

Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.